Российский исторический иллюстированный журнал
На первую станицу Написать письмо Карта сайта
Логотип журнала 'Родина'
ПоискРасширенный поиск
Эпоха и лица












Игорь Побережников, кандидат исторических наук
Непристойные речи про царей-государей
 

    Политический анекдот XVIII века
    — За что сидишь?
    — За болтливость: рассказывал анекдоты. А ты?
    — За лень. Услышал анекдот и думаю: завтра сообщу. А товарищ не поленился…1

    Но рассказчики анекдотов преследовались и ранее, в частности в XVIII веке.
    «Непристойные речи» против государя, членов царской фамилии, матерщина в адрес последних, ошибки в произнесении царского титула, присваивание себе царского звания (самозванчество) составляли группу наиболее важных государственных преступлений, которые подлежали исключительному ведению особого правительственного органа с конца XVII века и сурово наказывались. «Рассказать сказку или легенду о царях-государях и их подвигах, любовных похождениях значило для подданного рисковать головой»2.
    В 1740—1750-е годы господствовала система «слова и дела» — публичного объявления о политическом преступлении. Доносчик, произносивший «слово и дело» по «первым двум пунктам» (злой умысел против императора; бунт или измена) на кого-либо, подвергался аресту наряду с теми, на кого следовал донос. Начиналось следствие, сопровождаемое очными ставками и пытками подозреваемых3.
    В 1747 году колодник Осип Галахтионов, присланный в Московскую тайную контору из Казанской губернской канцелярии, сообщил, что содержавшийся в Казани при губернской канцелярии колодник Григорий Семёнов в конце октября 1746 года в присутствии караульного солдата Щербакова и двух колодников — Алексеева и Поздеева поведал «сказку», «якобы в старину вятчане трое человек ходили к царю Иоанну Васильевичу на поклон, и у одного де человека разулась нога, а другие де двое человек наступили на обору и запнулись, и будто бы при том по простоте своей те вятчане избранили его, Государя Царя Иоанна Васильевича и с царицею».
    Г. Семёнов, допрошенный в Казанской губернской канцелярии, чистосердечно признался в том, что действительно рассказывал сказку про вятчан, но делал это «с простоты, без всякого умыслу». Тайная контора, посчитав, что «сказка про вятчан» неприлична по своему содержанию, приговорила Г. Семёнова к наказанию плетьми. Данный приговор было подтверждён и высшей инстанцией — канцелярией Тайных разыскных дел4.
    Схожая по сюжету сказка фигурировала в другом судебно-следственном деле. 24 августа 1755 года капитан Орловского ландмилицкого полка Ростовцев подал рапорт на имя командующего Украинской пограничной линией генерал-майора князя Кантемира, в котором сообщил, что содержавшийся под караулом в крепости Святой Параскевы беглый денщик бригадира Делафона И. Дмитраков (21 год, из крестьян, в службе находился с 1754 года) объявил за собой «слово и дело». Допрошенный Дмитраков показал, что действительно знает «слово и дело» по 2-му пункту за драгуном Степаном Скобеевым. Когда генерал-майор Кантемир объяснил Дмитракову содержание преступлений, подпадающих под 1-й и 2-й пункты, беглый денщик пришёл к выводу, что преступление, о котором он хотел поведать, скорее относится к 1-му пункту. Свидетелями по своему обвинению он объявил капрала Сысоя Ширяева и гренадёра Ефима Михайлова. Трижды подвергнутый битью батогами, Дмитраков подтвердил своё заявление.
    Уже в сентябре того же 1755 года И. Дмитраков вместе с другими задержанными — капралом Орловского ландмилицкого полка С. Ширяевым, гренадером Е. Михайловым и драгуном С. Скобеевым был доставлен в Московскую контору канцелярии Тайных розыскных дел. Там он рассказал о преступлении, совершенном С. Скобеевым. 24 августа, после вечерни, драгун Скобеев, стоявший на часах в тюремной избе в крепости Святой Параскевы, между «партикулярными» разговорами с капралом Ширяевым произнёс дерзкие слова в адрес императора Петра I. Дерзость Скобеева заключалась якобы в неприличной сказке, которую он рассказал. Согласно показаниям Дмитракова, сказка была следующего содержания: «Государю императору Петру Великому в Москве мужики поднесли горшок кулаги (лакомое постное блюдо. — И. П.), и один де мужик, которой тот горшок нёс, как в покой к государю вошёл, запнувшись ногою за порог, сказал: «Их де к чёрту!» А товарыщи его, мужики, идучи за ним, сказали ж «и с царицею, и с маленькими царенятками».
    Скобеева отрицал обвинение Дмитракова. Сказка, которую он рассказал Ширяеву и Михайлову, была безобидной по своему содержанию: «В некотором де было царстве, в некотором государстве. Мужики приходили к царю просить пашпорта и принесли де к тому царю горшок кулаги. И те де мужики дорогою уговорились, чтоб им, пришедчи к царю, говорить тако. Первому молвить: «Здравствуй, царь!» А другому: «И с царицею!» А третьему: «И с маленькими царенятками!» А четвёртому: «И со всем домом благодатным!» И как де те мужики к царю пришли в покой, тогда де у одного развязалась у лаптя веревка, а другой де на тою верёвку наступил. И тот де мужик с горшком и с кулагою упал и того мужика избранил: «Их де, чёрт бы де тебя взял!» А другой де, которой ступил на верёвку, говорил: «И с царицею!» А третий: «И с маленькими царенятками!» А четвёртый: «И со всем домом благодатным!» И тот де царь на тех мужиков прогневался и велел их из покоев выбить вон».
    Свидетели — Ширяев и Михайлов — подтвердили показания Скобеева, а не доносчика Дмитракова. Последний затем признался, что оговорил Скобеева, который в действительности рассказал сказку без упоминания имени Петра Великого. Свой поступок Дмитраков объяснил надеждой на то, что сам он будет освобождён из-под следствия за правый донос. Скобеева, Ширяева и Михайлова отправили обратно в полк. Дмитраков за своё «ложновымышленное и прибавочное» показание был приговорён к наказанию плетьми5.

 

другие статьи раздела
 
Игорь Побережников, кандидат исторических наук
Непристойные речи про царей-государей»
Михаил Антонов, член Союза писателей России
Золотая удавка»
Исаак Розенталь, доктор исторических наук
Дума и дуэли»
Анатолий Демин, кандидат технических наук
Вождь авиации»
Ш. Чиковани
«Я сделал нужную книгу»
Владимир Соловьев
КРАПЛЁНЫЕ КАРТЫ»
Сергей Никитин, главный специалист в области антропологический реконструкции Московского бюро судебно-медицинской экспертизы
Как это делалось»
Василий Цветков, кандидат исторических наук
Последняя воля»
Николай Шварёв, полковник Службы внешней разведки РФ в отставке
Охота за генералами»
Александр Петрушин, кандидат исторических наук
Проклятье шамана»
Юрий Оклянский
«Рабоче-крестьянский граф»*»
 
« вернуться к содержанию


Новости
"Родина"
Содержание номера
Алфавитный казатель
О Журнале
Архив
"Источник"
Специальные проекты
Тематический указатель
Подписка
Символы России

 















 

Разработка и продвижение сайта
Copyright© 1999-2014 "Rodina"

Архив журнала РОДИНА
2003
выпуски журнала
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12
Архив журнала ИСТОЧНИК
2003
выпуски журнала
1 2 3 4 5 6