Российский исторический иллюстированный журнал
На первую станицу Написать письмо Карта сайта
Логотип журнала 'Родина'
ПоискРасширенный поиск
СТИЛЬ ЖИЗНИ












Владимир Бакалейников
Записки Музыканта
 

    Фрагменты из книги «Записки Музыканта», предлагаемые вниманию читателей журнала — своеобразная исповедь русского композитора, дирижёра и педагога Владимира Романовича Бакалейникова (1885—1953).
    Окончив в 1907 году Московскую консерваторию по классу скрипки, он вскоре выдвинулся в ряды лучших альтистов России, о чём свидетельствует его участие с 1908 года в струнном квартете Московского отделения Русского музыкального общества, а с 1910 года — в Мекленбурском квартете. В 1920—1924 годах В. Бакалейников — альтист квартета имени Страдивариуса.
    Он был не только выдающимся исполнителем на альте, но и автором оригинальных обработок для него произведений И. С. Баха, оркестровой транскрипции «Септета» Бетховена, собственных сочинений.
    Широко известны написанные им в ту пору романсы, многие из которых дошли до наших дней: «Ну, быстрей летите, кони», «Под кудрявою рябинушкой», «Душегрейка», «Сарафанчик-растеганчик», «Полюби меня, красна девица».
    Пожалуй, самый популярный из них — «Ну, быстрей летите, кони». Слова написал сам композитор, продолживший традицию так называемых «ямщицких» песен. С громадным успехом этот романс исполняла Надежда Васильевна Плевицкая, которой автор его и посвятил. В 1908 году певица записала его на грампластинку в сопровождении автора, который был в то время её аккомпаниатором.
    В 1914—1920 годах Бакалейников — дирижёр театра Музыкальной драмы в Петербурге, в 1920—1927 годах — Музыкальной студии МХАТа. В числе первых музыкантов был удостоен звания заслуженного артиста республики (1924 г.).
    С 1927 года жил в США. Работал дирижёром симфонических оркестров, преподавал.
    «Записки Музыканта» написаны и опубликованы в 1943 году в Нью-Йорке на русском языке и больше не переиздавались.
    Умер 5 ноября 1953 года в Питсбурге.

    Юрий Бирюков

    От автора.
    Не раз в кругу моих друзей мне приходилось рассказывать те или другие случаи, как происходящие со мной, так и те, свидетелем которых я был в разные периоды моей жизни.
    Мои слушатели, по большей части, находили мои рассказы интересными и постоянно высказывали удивление, что я не зафиксировал их на бумаге, в виде книги.
    Здесь в Америке, вдали от нашей родины, мои друзья особенно горячо, и всё настойчивее, напоминали мне о желательности такой книги.
    И я исполнил их пожелания, совершенно не претендуя на звание писателя.
    Я старался изложить эти жизненные «случаи» так, как они мне помнятся, ничего не выдумывая, ничего не добавляя. Я просто, без затей, говорю с читателем о том, кого я встретил, что видел и пережил до войны, во время войны и после войны.
    Владимир Бакалейников.
    Нью-Йорк. 1943 г.

    ЖЕСТОКОСТЬ ДЕТЕЙ
    Я родился в бедной музыкантской семье. Мать моя родила двенадцать детей. Насколько память не изменяет мне, наша семья всегда состояла не менее, как из девяти: один ребёнок умирал, другой рождался. Семеро оставались в живых.
    Мой отец зарабатывал очень мало. Мы, дети, помогали ему зарабатывать игрой на свадьбах, в ресторанах, давая уроки, впоследствии концертируя. Никакими видами труда мы, дети, не гнушались. Стыдно было не работать, видя, как наша мать на всех стирала, на всех готовила, всех обшивала и всем прислуживала.
    Ни днём, ни ночью эта бедная незаметная труженица не имела покоя и отдыха. Каждый из нас, придя домой после урока или после работы, немедленно требовал подачи обеда, завтрака или ужина. Таким образом, ей нужно было приготовить и разогреть девять завтраков, девять обедов и девять ужинов, так как каждый из нас ел в разное время.
    Ночью мы тоже приходили врозь, и моя мать после столь тяжёлого дня, почти падая от усталости, поджидала каждого из нас, подчас волнуясь, — не случилось ли чего-нибудь.
    Она отпирала каждому дверь и, накормив одного, поджидала другого, не раздеваясь и подрёмывая на стуле близ входной двери, дабы не прозевать стука в дверь, которую она и спешила немедленно открыть.
    Я никогда не прощу себе моего жестокого непонимания этой страдалицы.
    Мы так привыкли требовать от неё всего, что никогда не замечали ненормальности подобного отношения к ней; но теперь, когда моя родная мать уже семнадцать лет лежит в могиле и когда, оглядываясь назад, я вижу, какую мы проявляли к ней несправедливость и жестокость, — краска стыда заливает моё лицо, и мне делается так больно и обидно, что я теперь ничем и никак не могу искупить моей вины.
    Утро, по обыкновению, начиналось криком со всех сторон, чтобы она одному отыскала ботинки, которые было нетрудно найти самому, другому дала чистую рубашку, а кому помогла пристегнуть запонки.
    Бросая начатую работу в кухне, она маленькими шажками бежала из одной комнаты в другую, удовлетворяя желание каждого, безропотно, иногда только пристыживая нас, взрослых, за то, что предмет, который мы искали, лежал перед самым нашим носом.
    Но тогда всё это было в порядке вещей. Даже отец, который был очень строг с нами, наказывая за малейший проступок, не замечал нашей «эксплуатации» матери.
    В нашей семье всегда было два начала: строгость отца и поощрение всяких наших проступков со стороны матери. Всё, что запрещалось отцом, разрешалось матерью.
    Прося денег у отца, мы заведомо знали, что он откажет нам в них; но мы тотчас же получали необходимую сумму от матери, которая всегда прятала деньги от отца на этот случай.
    Все наши секреты были известны матери, и она их никому и никогда не выдавала.
    Мы могли положиться на неё, как на каменную стену. Да, она была всю жизнь, как каменная стена. Несмотря на свою физическую слабость и болезненность, материнский дух её был силён и непоколебим.
    Помню момент моего прощания с ней в 1914-м году, когда я был мобилизован. Она была в Москве, я был мобилизован на Кавказ. По приказу Главного штаба все лица, отбывавшие воинскую повинность в Гвардии, должны были быть распределены по своим полкам. Таким образом, из Пятигорска я был отправлен в Петербург в Преображенский полк.

 

другие статьи раздела
 
Ирина Михайлова, доктор исторических наук
КАМНИ-ЧАРОДЕИ»
Владимир Бакалейников
Записки Музыканта»
Лия Лепская
«Я питал к ней чувства самые нежные, самые страстные…»»
Лариса Черкашина
По следам «Двенадцати стульев»»
Наталия Лебина, доктор исторических наук
XX век: Словарь повседневности»
Вадим Эрлихман, кандидат исторических наук
Евангелие от бестселлера»
 
« вернуться к содержанию


Новости
"Родина"
Содержание номера
Алфавитный казатель
О Журнале
Архив
"Источник"
Специальные проекты
Тематический указатель
Подписка
Символы России

 















 

Разработка и продвижение сайта
Copyright© 1999-2014 "Rodina"

Архив журнала РОДИНА
2003
выпуски журнала
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12
Архив журнала ИСТОЧНИК
2003
выпуски журнала
1 2 3 4 5 6