Российский исторический иллюстированный журнал
На первую станицу Написать письмо Карта сайта
Логотип журнала 'Родина'
ПоискРасширенный поиск
МИНУВШЕЕ












Альфина СИБГАТУЛЛИНА
ДО МЕККИ ЧЕРЕЗ СТАМБУЛ
 

    Из века в век Стамбул считался основным перевалочным пунктом для российских мусульман по пути в священные города Мекку и Медину. Здесь паломники, уставшие от волн Чёрного моря, могли передохнуть, набраться сил для продолжения дальней дороги через пустыни и моря, запастись провизией и водой. Если в Средние века путнику из Поволжья или Мавераннахра, чтобы добраться до Стамбула, нужны были месяцы, то со второй половины XIX столетия достижения технического прогресса (поезда, комфортабельные быстроходные суда) сделали дорогу до Стамбула заметно короче. Появилось несколько маршрутов, ведущих в столицу «мемалик-и Османия» (Османской империи).
    Первым направлением стало московское. Поездом через Варшаву и Вену путник мог добраться до Стамбула за шесть дней. Этот маршрут был более удобен для тех, кто боялся морских путешествий. Но билет был довольно дорогой — около 100 рублей.
    Второе направление можно определить как севастопольское. Пароход из Севастополя до Стамбула ходил один раз в неделю, находился в пути от 30 часов до двух суток в зависимости от погоды. Но ввиду того, что суда были небольшие и довольно ветхие, в штормовую погоду их сильно качало. К тому же сезон паломничества пассажиров брали гораздо больше нормы, поэтому маршрут был небезопасным. При этом достать билет на этот пароход было сложно.
    Батумское направление было удобно для кавказских мусульман. При благоприятной погоде за 7–8 дней, при плохой за 10–12 суток пароход добирался до Стамбула. Рейсы были частые, а суда большие.
    Одесским маршрутом пользовались паломники из Туркестана, Поволжья и Урала. Он был удобен тем, что пароходы ходили 5–6 раз в неделю, добирались до места назначения за 32–34 часа. Суда благодаря крупным размерам и хорошей оснащённости вмещали много пассажиров, и качка почти не чувствовалась.
    Основная часть паломников собиралась в Одессе. В начале ХХ века в городе имелись единственная соборная мечеть и мектебе. Мусульмане проживали в разных частях Одессы, поэтому мусульманского прихода как такового не существовало. Приезжим мусульманам оказывал помощь в делах уважаемый в городе имам Сабирджан Сафаров. «Мусульманской» считалась «Московская гостиница», которую держали касимовские татары. До Одессы паломники из Туркестана добирались по железной дороге до Красноводска, оттуда по Каспию — до Баку и дальше — до Ростова и Одессы. Существовал и другой путь: из Ташкента и Бухары путники ехали на поезде до Тулы, а там пересаживались на поезд до Одессы.
    В Одессе, в консульстве Турции, паломники брали визу туриста с пометкой: «До Мекки через Стамбул». Если по незнанию или ошибке виза выдавалась только до Стамбула, то там паломника ждали неудобства: хождение в посольство России, перевод паспорта на турецкий язык, дополнительные расходы и т. д.1
    Прибыв на Босфор, пароходы должны были ждать светлого времени суток для прохождения пролива. Но ожидание искупалось сполна: утром пассажирам открывался чудеснейший вид на море и панораму величавого города…
    Через час пароход бросал якорь за несколько вёрст до пристани (российские корабли не могли приближаться к самому порту); приплывали специальные лодки и за небольшую сумму путешественников и их груз доставляли прямо к таможне. Полицейские, собрав со всех паспорта, проверяли визы, записывали вновь прибывших в свои тетради, проверяли багаж. Если обнаруживался оптовый товар для продажи или табак больше полфунта — всё это облагалось налогом.
    Паломники, благополучно проходившие таможню, устраивались в «ханах» — постоялых дворах, или кервансараях. Самыми чистыми и надёжными считались такие заведения в центре города, как «Ярым хан», «Йолдыз ханы» в районе Махмуд Паша. Если там не было мест, то можно было устроиться в большой гостинице «Шариф Паша ханы», где всегда рады гостям, а также в «Адлия ханы» или «Балтачы ханы», которые находились вблизи большого стамбульского базара — Чаршы2.
    Плохой репутацией пользовались такие гостиные дворы, как «Финджанджы ханы», «Тахталы хан» и «Шейх Давуд ханы», куда неопытных паломников приводили сладкозвучные зазывалы. Кроме сырости и холода, там были клопы и вши.
    Многие паломники находили в Стамбуле земляков: за годы путешествий в Турцию и арабские страны мусульмане из России приобретали или строили недвижимость в различных районах города, создавали свои землячества, благотворительные общества. Некоторые дома российских подданных в Стамбуле служили общежитиями для бедных шакирдов — студентов, прибывавших из России3. Российское государство поддерживало создание таких «йурдов» (приютов) в надежде на то, что таким образом российских мусульман легче будет держать под контролем. Да и влияние «османского фанатизма» на изолированно живущих россиян будет существенно меньше. Так, например, посол России в Османской Турции в 1864–1877 годах Н. П. Игнатьев в своём секретном письме в Министерство иностранных дел выражал заинтересованность в строительстве подобного заведения4.
    Существовали здесь и «казанские», «узбекские» текке — суфийские обители, основателями которых были выходцы из Бухары или Поволжья. Они принадлежали в основном к накышбендийскому (иначе — накшбандийскому) тарикату, так как вплоть до начала ХХ века именно это учение (направление) было наиболее распространено среди тюркоязычных мусульман России. В конце XIX века только в Стамбуле насчитывалось более пятидесяти действующих текке накышбендия5. Они считались родным приютом для дервишей и паломников из Средней Азии и Поволжья, любой путник здесь чувствовал себя в безопасности. Именно на пути в хадж российские религиозные деятели знакомились с османскими шейхами, находились с ними в духовном общении — сохбет, получая напутствие — иджазе — распространять суфийское учение у себя на родине. К примеру, в Казанском текке около мечети Нур-Османия в разное время побывали известные духовные лидеры поволжских мусульман Шигабутдин Марджани (1818–1889), Зейнуллах Расули (1833–1917), Мурат Рамзи (1854–1934), Абдуррашид Ибрагим (1857–1944). Накышбендийский ишан Зейнуллах Расули, ярый сторонник ветви муджадидия, во время пребывания в Стамбуле, по дороге в хадж (1869), познакомился с известным шейхом Ахмедом Зыяэддином Гюмюшханеви (1813–1893) и принял от него посвящение в тарикат-и накышбендия-и-халидия, впоследствии широко распространив это учение в Поволжье и на Урале6.
    Паломники находились в Стамбуле как минимум неделю и не теряли времени впустую: вели оживлённую торговлю, посещали интересные для мусульманина места. Многие считали своим долгом побывать в зийарат (мавзолеях) «святых», коих было довольно много в городе, а также мечетях Айа-София, Султана Ахмета, Султана Фатиха, Султана Баязида, Нур-Османия, Султана Селима, Валиды Султан, Бишекташ, Топхане, Йылдыз, Йералты джамигы и др. Но прежде всего всем хотелось увидеть реликвии пророка Мухаммеда (отпечаток стопы, одежду (хирка-и саадет) его и его сподвижников (сахаба-и кирам). Российские хаджи также любили ходить в мечети на пятничные проповеди.
    Автор «Путеводителя для хаджиев» с восторгом описывает, как здесь ваизы читают проповеди: «В большинстве мечетей после обеда читают вааз. Обязательно нужно послушать стамбульских ваизов, так как они сильно отличаются от наших российских. Стамбульские ваизы достойны всяческих похвал. Их язык и голос чист и прекрасен, сами они, несомненно, с большим ораторским талантом. Без остановки и задержки дыхания они могут говорить в течение трёх-четырёх часов, при этом изъясняясь на доступном языке, не теряют времени на непонятные для присутствующих арабские выражения. Речь начинают с нескольких аятов, объясняют суть, приводят яркие примеры из повседневной жизни, делают заключение после каждой важной мысли. Даже те люди с каменными сердцами, которые никогда не плакали, при их ваазе заливаются горькими слезами. Люди, не познавшие радости, вдруг начинают во время их вааза обретать чувство блаженства и счастья»7.
    Религиозные деятели с передовыми взглядами ходили в библиотеки Айа-София, Баязид (Хамидия), Фатих, в Музей восковых фигур янычаров, в чудесный сад Султана Абдулхамита, где было много бассейнов, озёр, лодок и автомобилей8. Для купцов же настоящим музеем представал «Чаршы кябир», большой базар, где продавалась всякая всячина, в том числе антиквариат, золото, серебро. Бывалые путешественники и паломники знали, что самый надёжный банк в Стамбуле — это «Банка-и Османия», ближайшее отделение которого находилось в районе Галата.
    Для телесного омовения и очищения перед дальней дорогой паломники посещали турецкие бани «хаммамы», которые сильно отличались от российских парных. В диковинку были и деревянные башмаки, и мраморные столы, и даже сами банщики-массажисты…
    В поисках духовной пищи некоторые путешественники забредали в обители малоизвестных для них суфийских братств: «крутящихся дервишей» — мевлевия, «воюющих дервишей» — рифаия, в текке бекташиа, где с интересом наблюдали необычные ритуальные действа.
    Стамбул представал паломникам таким великим и красочным, что для его осмотра не хватало и нескольких недель. Но пора было двигаться дальше. Маршрутов в сторону Мекки и Медины из Стамбула было три: через Бейрут и Яффу — по железной дороге Хиджаз прямо до Медины; суэцким направлением — на пароходе до Йанбагъ и Джидды и по железной дороге — через Египет.
    Третий маршрут был удобен для тех, кто ещё в Одессе покупал билет на пароход до Искандарии. С ним паломник мог задержаться в Стамбуле сколько угодно, а потом сесть на любой российский пароход до этого пункта. Выбравшие египетское направление покупали билет в Стамбуле на почтовый пароход. По дороге путешественники знакомились и с другими городами Османской империи — Галиболу, Чанаккале, Измиром. При хорошей погоде через пять суток их ждал Египет; далее они двигались по железной дороге до Суэца, а оттуда на пароходе до Джидды.
    Впереди путников ждало ещё много интересного. Некоторые из них вели дневники, а, приехав домой, оформляли их в виде «хаджнаме», «саяхатнаме», то есть путевых записок. Эти произведения интересны не только для литературоведов, но и для историков, ведь зачастую их авторы давали объективную картину жизни и быта народов России, Турции, Египта и Аравии.
    …На обратной дороге российских паломников, уже ставших настоящими хаджиями, снова встречал Стамбул — «вечный город» со своей экзотикой, шумом, многоголосьем и памятниками прошлого, коих нельзя осмотреть и за месяцы…

Примечания
1. Кроме всякого рода природных, материальных, физических, технических неурядиц и неудобств, в пути паломников со всех сторон окружали ещё… различные аферисты и мошенники. В целях защиты паломников от поборов и обмана в Казани в 1909 г. была издана даже специальная брошюра (автор Гали Риза) «Путеводитель для хаджиев» с указанием курса валют, цен за места в гостиницах, билетов на поезда и пароходы, виз, таможенных сборов, различных штрафов и т. д.
2. Жизнь Стамбула того периода со всей пестротой и в мелочах можно ощутить по многотомной «Энциклопедии Стамбула». См.: R.E. Koçu. Istanbul ansiklopedisi. — Istanbul. 1959.
3. См.: Истанбулда Русия шэкертлэренен, ж,эмгыяте//Эл-Ислах. 1909. № 63. Б. 3.
4. Копия с Секретного отношения Н. П. Игнатьева к товарищу министра иностранных дел. 21.11.1874 г.//Эхо веков. 2002. № 1/2. С. 83–84.
5. См.: Ahmed Mühib Bandırmalızade. Mecmua-i tekaya. — İstanbul, 1980; Mustafa Kara. Din, hayat, sanat açısından tekkeler ve zaviyeler. — Istanbul, Dergah yayınları. 1980. II baskı. S. 424–435.
6. Шэех Зэйнулла хэзрэтлэренен, тэрж,емэи хеле. Оренбург: «Вакыт» газетасы типографиясе. 1917. Б. 9.
7.. Гали Риза. Указ. соч. Б. 58.
8. Известно, что в 1880 г. Шигабутдин Марджани библиотеке «Хамидия» подарил экземпляры собственных книг. См.: Мэрж,ани. Казан: 1915; Шиhабетдин Мэрж,ани. Элмэт: «Рухият». 1998. Б. 124, 56.

 

другие статьи раздела
 
Мария РОДИНА, кандидат исторических наук
НАПЛЕЧНИКИ БОГОЛЮБСКОГО ИЛИ АРМИЛЛЫ БАРБАРОССЫ?»
Олег УСЕНКО, кандидат исторических наук
АРАБСКИЕ «ПРИНЦЫ» И СКОПИНСКИЙ МУЖИК»
Олег ШЕРЕМЕТЬЕВ, кандидат культурологии
ЭСКАДРОН ГУСАР ЛЕТУЧИХ»
Анжела ЧЕУЧЕВА, кандидат исторических наук
ВОЛОСАТАЯ РУКА ДЖОНА БУЛЯ»
Борис МИРОНОВ, доктор исторических наук
КОГДА В РОССИИ ЖИЛОСЬ ХОРОШО? »
Анатолий ЕГОРИН, доктор исторических наук
ДОРОГОЙ ГРЕФЕНИЯ И ЗОСИМЫ»
Илья ЗАЙЦЕВ, кандидат исторических наук
«УРУС», «МОСКОВ», «КАЗАК»…*»
Альфина СИБГАТУЛЛИНА
ДО МЕККИ ЧЕРЕЗ СТАМБУЛ»
Александра МАТВЕЕВА
ЕВРАЗИЕЦ ЗДРАВОГО СМЫСЛА»
Борис МОРОЗОВ, доктор исторических наук
БРИЛЛИАНТЫ КОМИССАРА ФЕНТЕКЛЮЗА»
Ярослав ЛЕОНТЬЕВ, кандидат исторических наук
ПРОВАЛ ДЕЛА «СВИНЕЦ»»
Лев АННИНСКИЙ, обозреватель журнала «Родина»
ПОДЖОГ И ВЫСТРЕЛ»
Альбина АБАЙХАНОВА
ПОЛСОТНИ ТОНН ПРОТУХШЕЙ РЫБЫ»
 
« вернуться к содержанию


Новости
"Родина"
Содержание номера
Алфавитный казатель
О Журнале
Архив
"Источник"
Специальные проекты
Тематический указатель
Подписка
Символы России

 















 

Разработка и продвижение сайта
Copyright© 1999-2014 "Rodina"

Архив журнала РОДИНА
2003
выпуски журнала
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12
Архив журнала ИСТОЧНИК
2003
выпуски журнала
1 2 3 4 5 6